Добавить в избранное
Вонг Кар-Вай

Рецензия на фильм Чункингский экспресс / Chungking Express (Chong qing sen lin) 1994

Завоевав в 1993-м году «Золотого Льва» в Венеции с фильмом «Пепел времени», Вонг Кар-вай окончательно вошел в число лидеров кино Юго-Восточной Азии. Поставленный следом «Чунгкинский экспресс», по мнению целого ряда критиков, предопределил поэтику кино грядущего столетия. В пластическом драйве этой малобюджетной ленты, снятой преимущественно ручной камерой, обнаруживается та дефицитная для современного авторского кино энергия, что преобразует интеллектуальную рефлексию в живые эмоции.

В своем четвертом фильме Кар-вай демонстрирует еще непривычную для авторского кино раскрепощенность. Он нигде не проявляет озабоченности непременно переплести две самостоятельные сюжетные линии, как бы спонтанно произрастающие в лабиринтах торгового квартала и последовательно идущие одна за другой.

Здесь он уже «навечно» закрепляет за собой «авторское право» на показ современного мегаполиса. Его видение отличает особо острое чувство ритма и специфики урбанистического пейзажа (начиная именно с этого фильма, австралиец Кристофер Дойл становится постоянным оператором Кар-вая).

Столкнув всего лишь однажды главных героев у стойки экспресс-кафе в районе Чунг-Кинг, он «бросает» первый сюжет и устремляется за вторым. В обеих лирических историях речь идет о полицейских, изнывающих от безответной любви. Один влюбляется в загадочную блондинку с криминальными связями, которая столь же стремительно исчезает из его жизни, как и появляется в ней. Второй коп долго не замечает, что в его дом регулярно проникает барменша из кафе, постепенно перестраивая его квартиру на свой лад.

Фабульное построение имеет для Кар-вая вторичное значение, первичны здесь — ритм, атмосфера, поток сознания, те сложно передаваемые составляющие, что определяют симпатии к фильму и к его героям. Несмотря на наличие криминальных элементов – киллеров, убийств и наркотиков, фильм, против правил, пробуждает исключительно светлые чувства.

Вот поэтому две вроде бы пессимистичные лайв-стори о сиюминутности хаотических связей и волшебной неочевидности самой жизни, особо ощутимой в конце тысячелетия, предстают в итоге как романтические рассказы о прекраснейшем из миров.

Квентин Тарантино, особо чутко реагирующий на все самобытное (в особенности сделанное на Востоке), в 1995-м специально под прокат в Америке Chongging Senlin организует свою собственную дистрибьюторскую фирму.



Источник: www.filmoscope.ru
   
© 2007